Татьяна гузь знакомства в городе кемерово

Гендерная психология в Краснодаре. Расписание тренингов. Самопознание.ру

Н.А. Гузь (зам. главного редактора по литературоведению и фольклори- стике), С.А. Добричев, И.Г. Гамалей. Проблемы исследования синтаксиса немецких воров, социальный статус собеседников, степень их знакомства и ин- Новосибирск, Казагачева Татьяна Михайловна. – доктор. Член Союза писателей России. Живет в Кемерове. Как Ниночка . Тетя Таня , мама Ромы и Оли, пекла блины, смазывала маслицем и давала .. Михайлович родился в году в городе Мыски Кемеровской области. Каждый день человек открывает для себя что-то новое: события, вещи, знакомства. Отчёт о прошедшем в мае тренинге "Коучинг для родителей" г. Ростов- Тренинг 5 декабря "14 оригинальных способов знакомств". Тренер Мара.

Всему тому виновник Транзисторный приёмник. Там чудо-музыка слышна, Она кота лишает сна. Играет песня эта С полночи до рассвета. Но только в небе рассветёт, Как сине-чёрно-белый кот Уснёт, чтоб к ночи снова К прогулке быть готовым. Тот кот живёт давно уже На триста пятом этаже. Быть может, её мне как раз не хватило. Я думала, мне всё на свете по силам: Плела кружева, получилась веревка. Не плакать бы, петь.

Да про всё уже спето. Закурю сигарету И пеплом присыплю смердящие раны. В пучок собирала целебные травы, Огонь развела и воды вскипятила. Но что-то в рецепте опять упустила: Варила бальзам, получилась отрава.

Университет Культуры

За то, что после в мыслях гнал, Не поняла. Что свеч живой манящий свет Не навсегда. И что зажжённый мной костер Не дал тепла. За то, что не нашла покой Средь близких лиц. Что льется горький дождь слепой Из-под ресниц.

Что я не в силах от тебя Себя спасти. За то, что больно бью, любя, Прости. А я лишь любовалась отраженьем Своим в твоих очках. Хочется крикнуть, запеть, зарыдать, рассмеяться! Влезть на фонарь, и оттуда открыто и честно Всех полюбить и в любви всему миру признаться.

Гендерная психология в Краснодаре

Слезть с фонаря и помчаться быстрее снаряда. Лишь сердцу известной дорогой. Влиться, ворваться, вонзиться, разрушив преграды, В мир, где так много огня и так воздуха много! Жить им, дышать, покориться, отдать и отдаться.

Чувствовать, слышать, вникать, понимать с полувзгляда. Слиться, сродниться, срастись, раствориться, смешаться Если не впустят, то просто хотя бы быть рядом Я обрела с тобой покой Я обрела с тобой покой.

Я так счастливой стать спешила. И вместе с сердцем и рукой Всю жизнь к ногам твоим сложила. Я обрела с тобой покой. Я стала крепко спать ночами. Простилась с болью и тоской, Сложила крылья за плечами.

Я обрела с тобой покой, На землю небо поменяла. Но разве я о нём мечтала? В руках я меч любви держала смело. Но в бой вступив, врага не разглядела. А поле битвы вдруг накрыла мгла. Да кто же ты? Открой мне свой секрет, Разлучница в унылом тёмном платье! Неужто горячей твои объятья, Раз он сменил на них весь белый свет!

Расставившая сети, как паук, Как звать тебя? Сорви же покрывало Ты смерть! Я твой бездушный лик узнала! И выпало оружие из рук Царевна-лягушка Сердце слепое, наивное, девичье! Слишком похож был Дурак на Царевича. Счастье звала, да обиду накликала.

Знать бы тогда, что стрела была липовой. Все отдавала, сокровищ не прятала.

  • Гузь Татьяна Николаевна, ИП

Что ж ты, Иванушка, в душу с лопатою! Квакай, не квакай судьбу не разжалобить. Сказка короткая, счастье мгновенное. Трудно опять становиться царевною. Кожа лягушачья с болью сдирается. Платочек, помаду, обломок заколки И щётку зубную в стакане на полке. Расческу в прихожей, на кухне посуду, Бюстгальтер на тумбочке в спешке забуду. Огарок свечи, комплиментов корзинку, Следы поцелуев и две волосинки. Набор фотографий, стихи, две кассеты, Духов аромат, на маршрутку билеты, Блокнот, авторучку, огрызок печенья И в зеркале каждом свое отраженье.

Пусть всё в твоем доме кричит обо мне! Ну, что теперь скажешь любимой жене? Ассоль, устав от слёз, решилась замуж. Поскольку все твердили, что пора уж Поверить, что старик был просто пьян. Она успела даже развестись, Воспитывает дочь совсем большая! Зачем же до сих пор блуждает где-то Корабль из разноцветных детских снов? Ну, где ж ты, Грэй? Твоей мечте теперь уже за тридцать. Она хотела было утопиться, Но не нашла ни времени, ни сил.

В каких тавернах ищешь ты причал? Иль принцам наши девки не по чину? Проснись же, протрезвей и будь мужчиной! Чем вскакивать тревожно по ночам.

Заветной ткани отыщи лоскут, А там найдешь красивую отмазку. Нельзя ж так просто взять, испортить сказку. Грин не простит, и дети не поймут Синее На подоконник, промелькнув Прозрачной тенью, Присела птичка синий клюв И оперенье. Возвращение Возвращаюсь к. Словно пазлы, рассыпано небо. Восстанавливать будет легко, все детали целы.

Соберу всех голодных и сытых, накрою столы И кусочки души им к обеду раздам вместо хлеба. Наконец-то закончен последний спектакль на бис. Героиня в финале без грима спускается вниз, Чтоб последнему зрителю в первом ряду поклониться. Им давно надоел карусельно-аренный маршрут.

К белоснежным надежд побережьям меня унесут. И к твоим неизбежным и нежным безбрежно ладоням Мышка Мышка, не больше ромашки, Большого слона утешала: Застыла в воздухе душа.

Милый мой, славный мой, что она сделала? Волосы, пальцы, любимые линии В инее, в инее, в инее, в инее. Бейся об айсберг, сердечко красавицы Лёд не расколется, Кай не раскается. Снег не растопят потоки горячие. Горе рассыпалось градом по городу. Боль, словно молот, колотится в голову.

Смолкла морзянка зубная морозная. Сердце в груди затвердело и замерло. Стань моей игрушкой, Теплой комнатной зверушкой, Зайцем, пупсом, погремушкой, Мишкой плюшевым. Тогда Я возьму тебя за холку И закину в шкаф на полку. И забуду навсегда Гусеница С отражением в трюмо Пореву украдкою. Не люби, хороший мой, Гусеницу гадкую.

Отползу судьбе назло От критичных зрителей. Мне спокойно и тепло В коконе спасительном. Не пытайся днём с огнём Отыскать бегляночку. Я вернусь к. Если стану бабочкой Два сердца Подарила тебе два сердца Глиняное и живое. Живое разбил легко, А глиняное хранишь Так хочется любви Ты думаешь, что лучше встретишь где-то?

Взгляни, скажи хоть слово, позови, И я, как говориться, на край света! Мне так она нужна! Малыш, ведь я же лучше, чем собака! Возможно, я неважная жена, Но классная любовница. Пойми, ты предназначен мне судьбой! Не зря же ты приснился мне в сочельник. Ну что ты всё качаешь головой?

Ну, дай хотя бы денег! Мне чирикнуть бы два раза И в полёт. Только тень твоя, зараза, Не даёт. Как стена, встаёт у крыльев На пути. Наши разные пути, судьбы разные. В нашей крохотной любви одноразовой Пусть не ранит зов тоски недосказанной 20 20 Елена Солодянкина Новый год Новый год мы встретили вдвоём.

Угощала я тебя вином, Курицей, салатами и тортом. Я сидела в кресле чуть потёртом, Ну а ты напротив, на диване. Мы пытались выдумать названье Нашей странной и ненужной встрече. Все печальней становились свечи. Было все банально, тихо. Я пыталась задавать вопросы.

Или на ночь только? Я к тебе привыкла не настолько Когда морозный воздух сняв в прихожей, Ты лаской разливаешься по коже, Спугнув губами сон с моих ресниц.

ЗНАКОМСТВО С РСП НА САЙТЕ ЗНАКОМСТВ ツ азбука для мужчин

Осваиваю азбуку слепых Тебя читаю кончиками пальцев. На синюю канву в оконных пяльцах Накладывает стужа новый штрих. Небрежность русых прядей теребя, Стряхну твои вчерашние печали. Как долго я жила, не замечая, Что мир неполноценен без тебя В твоих ладонях Я лишь в твоих ладонях, мой мужчина, Податливее воска, мягче глины. Лепи пока рукам твоим послушна Тропинка Коротка тропинка От зимы к весне. Коротка тропинка От тебя ко. Где ж ты, мой желанный, Долгожданный друг!

Ветер окаянный, Да бурьян. Заросла тропинка Сорною травой. Заросла тропинка Горькою тоской. Что ж ты ходишь мимо, Слышишь я зову: Проведи тропинку По своей судьбе. Проведи тропинку От меня к тебе Не жду Всё то же расписание. В последний раз ты был в конце апреля. И, значит, в мае снова можно ждать. А я не жду. Твой образ постепенно Стираю, заменив его другим. Но, знаешь, это даже не измена. Я неизменна, ты незаменим. Искусственно раскрашиваю будни, Чтоб каждый день на праздник был похож.

Почему тебя так мало? Почему меня так много? В сказки верить перестала. Нет, ходит тут один А разве мало? Пускай не принц, но всё-таки в штанах. Спасибо, что хоть кормит иногда Я в строгом ошейнике. И рыскаю, как одержимая, как идиотка, В бескрайних цепях сообщений, оценок, визитов С упорством лягушки, сметану сбивающей в масло, Ищу твоё имя, блуждая от сайта до сайта.

Покуда незрелость ромашки моей не погасла, Твою нелюбовь измеряю в своих мегабайтах. Пока одиночества трафик содержится в тайне. Лишь в зеркале взгляд потерявшей свой адрес собаки. Всё в белилах от края до края. От неправды вода замерзает? Значит, снова ты мне не поверил. Мелкой дрожью обида по коже. Боль стучит в обмороженных пальцах. Не могу ни уйти, ни остаться. Ты не веришь. Не унять этот холод и вьюгу, Обличая друг друга в обмане. И весна никогда не настанет, Если мы не поверим друг другу.

В м окончил факультет информационных технологий Кемеровского государственного университета культуры и искусств. Своя скрипка Рассказ Проза Мама, я хочу скрипку! Опять за своё, только и охнула мать. Через год он сказал: Мама, я хочу играть на скрипке! Может, всё-таки отдать его в музыкальную школу?

Сама виновата, водила по всяким филармониям, буркнул отец. Дорога в музыкальную школу запомнилась как изобилие красок, солнца и грёз, они переливались, смешивались в одну невыразимую палитру счастья. Мудрая старая листва в парке в ожидании листопада приветливо перешёптывалась: Он идёт играть на скрипке!

Пока мать говорила о чём-то с невозможно усатым, плотным, запряжённым в портупею директором, он всей грудью, всем своим существом втягивал специфический запах недавно побелённого помещения, в который вплетался терпкий аромат лакового покрытия на инструментах. Музыка зазвучала громче и отчётливей.

Заглянув в щель неплотно прикрытой двери, он увидел крохотную девочку с белым огромным бантом на голове и колышущимся в такт мелодии алым галстуком. Она уверенно прижимала скрипку подбородком и плавно водила смычком. Комната имела три окна, и солнце, казалось, врывалось со всех сторон, стремясь просветить насквозь девочку со скрипкой.

Выводя звуки, девочка являлась нереальной из-за яркого светлого простора и танцующих солнечных лучей, она походила на ангела, именно ангела с алым галстуком, белым бантом и скрипкой Томительно и неуклюже текли день за днём, и каждый из них стал утомительной нервной борьбой человека и инструмента. Но позже она заупрямилась и стала выплёвывать скрежещущие, рвущие перепонки звуки. Он не мог совладать с ней, пот змейкой скользнул по спине и обильной росой высыпал на лбу. Что же это такое?

А он-то считал, что, как только начнёт играть, скрипка сразу же зазвучит сама, выражая его чувства, мечты и надежды. Прекрати, терпеть не могу твоего пиликанья, сказал отец и ушёл, это было его последнее обращение к сыну, потому что домой он не вернулся. Они возненавидели друг друга; равнодушие скрипки, её несговорчивость выводили мальчонку из. Ночами он вздрагивал от утомительного, нескончаемого сна: А сейчас он сидел за длинным обшарпанным столом, на другом конце которого лежали скрипка и смычок.

Больно и горько сжималось сердце, и от тоски он смотрел в окно, где по мутно-дождливой Фонтанке уплывали в безбрежность кораблики из жёлтой листвы.

Коридоры оказались пустыми, узкими и тёмными, в них не было никакой сказочности, лишь надрывно бухала труба и маршировал баян, рояль же повизгивал, словно дёрнутый за усы щенок.

В соседней комнате, как и месяц назад, мать разговаривала с толстоватым директором. Он не слышал, но знал, о чём они говорили.

У вашего сына абсолютно нет слуха, скажет директор. Мама заплачет, она теперь часто плачет, и ничего не скажет. Подсознательно он чувствовал какую-то связь с исчезновением отца и отсутствием слуха у. Если бы не ты, если бы ты не упрямилась, папа бы от нас не уехал. И тут он внезапно понял, почему у него ничего не получилось. У каждого должна быть своя скрипка, и только тогда она будет играть, как у той пионерки с бантиком. Жестокость обмана потрясла детскую душу, он ещё долго сидел, разглядывая, как река медленно покрывается корочкой льда, коньки запылились на комоде.

И только когда вдруг, сразу, началось лето, мысли отогрелись, и он решил искать. Первой попалась на глаза скрипка двоюродного дяди.

Ох, как загорелись глазёнки! Жалко, что встречалось так мало скрипок, а ему нужно было найти. В нетерпении он перебирал всё, отдалённо напоминающее струны. Так пальцы привели к гитаре. Вскоре маленькие концерты в связи с холодами начали кочевать по разнообразным, но одинаково тёмным и компанейским подворотням и слюняво-пьяным кабакам-забегаловкам.

Сколько он передержал их в руках! Сколько натёр мозолей на пальцах о жёсткие струны! Его били часто и жестоко, и он научился драться; на глазах ломали гриф об колено, но теперь всегда находился друг в потёртой до лоска кепочке, небрежно цыркающий сквозь зубы, который приносил новую гитару и говорил: А те скоты своё получат. Появились девчонки, заворожённо наблюдавшие за размашистым движением пальцев по струнам, а потом покорно подставлявшие обветренные губы.

Она оставалась такой же недосягаемой. Со временем мечта затуманилась, 24 24 Михаил Стрельцов а от возникших ясностей и понятий стала ещё неопределённей, это давило, сжимало, пригибало. И потом внезапно вспыхнуло ярким осознанием необходимости любви. Ушедшая в детство мечта вернулась горьким признанием, что он никогда не будет играть на скрипке никогда!

Но его девушка должна владеть изысканным инструментом. И часто возникали видения: Как не соответствовал этот образ крикливо одетым, болтающим о шмотках подругам! Где ты, девочка с огромным белоснежным бантом и алым галстуком? Где ты, девочка, окутанная солнцем? И он встретил её, случайно, в парке. Те же пухленькие губы, прямой высушенный нос, та же ложбинка на остром подбородке и большие тёмные глаза, над которыми вздрогнули от страха ровные чёрные брови.

Давно был потерян памятный бант, и алый галстук сменили на комсомольский значок, но скрипка! И взгляд, брошенный на долю секунды: В нём затаилось презрение, прогнавшее напускную браваду. Она ушла, покорно прижимая к груди драгоценный футляр, спиной чувствуя раздевающие взгляды. Чекистка она, батя ейный энкавэдешник. А ты не знал? Мой отец тоже красным командиром был в гражданскую Ты и сам командир, да ещё и с гитарой.

Рыжий с Лиговки оказался прав и даже дал нужный адрес. Одетые в бронзу, тоскующие по старому режиму дома, хватающие трещинами плющ, уютные старички на скамейке за шахматами и музыка! Оттуда, со второго этажа, упрятанная за чугунные перила балкона, паутину оконной занавески, она всё-таки вырывалась из-под струн!

Касалась тонких бледных пальцев, уходила эхом в высокие потолки и, отражаясь пространством и облаками, попадала прямо во двор, по назначению, за высокий разлапистый клён, помнящий кровавый январский бег и разухаб-гулянье прибывшего на выставку Коровьева. Там, за клёном, чуткие уши под вышарканной кепкой с чужой головы ловили каждую ноту, каждое дрожание смычка уже вторую неделю.

Опять завела свою шарманку, лениво скажет уютный старичок, передвигая ферзя. Учится девка, пусть учится, слабо сопротивляется голос партнёра. Каждый день ведь пиликает. Скажешь тоже, старик в задумчивости сунул ферзя на край чужого поля. Это шашкой махать надо твердь в руке чувствовать. Разговоры ихние бухаринские да худое про союзников, чтобы народ не услышал. А на днях газетку выкинули, а там речь Самого карандашом кое-где подчёркнута.

А ты говоришь учится! Музыка оборвалась так внезапно, что подозрительный старичок вздрогнул. Занавеска всколыхнулась и пропала, скрипнула дверка, и Она возникла на балконе, высматривая что-то или кого-то во дворе.

Когда их глаза встретились, он понял, что нашла. Ругая себя за неосторожность, заставившую покинуть разлапистый клён, юноша спешно ретировался, а вдогонку ему были посланы улыбка и Чайковский со струн. Но на следующий день Он вернулся, зная, что играют именно и только для Него. Два обожаемых создания ЕГО скрипка и ЕГО девушка слепились в один восторг, принуждающий забыть развесёлых дружков и вечно усталую мать.

Ухажёр-то опять здесь, толкнул соседа вечно проигрывающий старичок. Она ему пиликаньем сигналы передаёт, проворчал подозрительный. Погоди, недолго им осталось. А Он уже знал номер её телефона, по которому никто не отвечает. И утомительность, и неизвестность ожидания постепенно наполняются зловещей тревогой, длящейся бесконечно долго.

Любое терпение имеет пределы, и, достигнув такого предела, человек способен на всё, даже на решительные скачки по ступенькам и на требовательный звонок в чужую квартиру. Она как будто ждала. Массивная дверь сразу же распахнулась, и в солнечном свете предстала в строгом тёмном платье, в туго стянутой причёске, с решительно сдвинутыми над переносицей гордыми бровями, с припухшими глазками, в руке неразлучный футляр со скрипкой. Она шагнула за порог и, прерывисто дыша, приказала: Идём, отобрала увядающий букет и отбросила в сторону такого элитного мусоропровода.

Неприветливый душный вечер, перенасыщенный тревогой и пылью, стелил перед ними тротуары. Красная полоска заката на западе затянулась сгустившейся дымкой. Более часа брели по засыпающим улочкам города, вышли на Невский, где неизменный Александрий хмуро и недружелюбно наблюдал поверх Дворца за размеренным, чёрным, до бесконечности тоскливым движением Невы.

Каким же ему ещё быть, если воды текут мимо траурной Петропавловки? Уйдём отсюда, прошептала Она, и это были первые слова, произнесённые за время спонтанного, мрачноватого свидания. Как неосторожная кошка, из-за угла прошелестел грибной дождик. Паренёк предложил было посетить кинотеатр, где разбитная Орлова пела о Волге-Волге, но вместо этого поволок спутницу к трамвайной остановке.

Верная гитара почему-то стала лишней, неприятно постукивая по спине, приобрела значение желтоватого неудобного горба. А футляр со скрипкой Нет, то не футляр и даже не скрипка. Их хозяйка не желала слов.

Корочные фамилии :) | zinvecurbump.tk

Её походка, целеустремлённая фигура, решительное лицо выражали неприкрытое желание отдаться на волю судьбы, но огромные жгучие глаза отталкивали пренебрежением, словно Он, человек, мечтавший играть на скрипке, был чем-то естественным, постоянным, как старая мебель, и не заслуживающим внимания.

Ещё слегка шелестели двери парадных, ворчливой гусеницей сворачивались за окнами мамы, только что звавшие домой всяких Маш, Коль и Свет, сиротливо поскрипывали брошенные качели, вяло зажигались и тухли глаза многоокого чудовища Питера, позвякивал одинокий трамвай, словно крохотный колокольчик в лапе новогодней ели. Чрево парка, где он так недавно шалил с друзьями, вытрясая мелочь из карманов незадачливых прохожих, принимало их, вернувшихся из пасти дракона, не съеденных в силу ненужности и бесприютности.

Скоро знакомый дворик с вечным клёном и подступающая досада перед прощанием. Они шли совсем рядом, но пропасть между ними, бравшая начало в измученных, затравленных девичьих глазах, теряла свои берега за горизонтами. Пропасть ассоциировалась с музыкой, с вечной тоской Шопена и бешеным вальсом Чайковского.

Что общего у гитары и скрипки? Что роднит полярную и белую ночь? Простая, неказистая скамейка, над которой прохладная листва напевает свою неизменную журчащую мелодию. Скамейка, на которую они, не сговариваясь, присели.

А между ними два слегка продрогших силуэта, один из которых, повинуясь вечному долгу мужчины, накрывает плечи другого потрёпанной курткой, рискуя долго дрожать под промокшей ситцевой рубашкой. И эту дрожь никуда не деть, только выплеснуть, зажечь теплом поцелуя; уже осмелевшая рука ложится поверх плеч, уже стыдливо отворачивается месяц, перевидавший на своём веку сотни тысяч поцелуев Но плечи уходят 26 26 Михаил Стрельцов вбок, оставляя в судорожно сжатых пальцах сделавшую своё дело куртку.

Хочешь, я сыграю тебе? Тонкие руки музыкантши, не дожидаясь ответа, торопливо раскрывают футляр, нервно и трепетно хватают смычок. Остренький, с ложбинкой, подбородок, вздрогнув, элегантно касается подушки на корпусе. Боже, какое наслаждение созерцать грациозную, полувидимую, словно несуществующую фигуру, прислушиваться к замирающему шороху листвы, отступающей перед Огинским! Музыка струится из-под пальцев, и каждый звук, вытекающий из тёмного ночного парка, неземным блицем перемигивается с месяцем и звёздами.

Мелодия перепрыгивает в визгливую браваду, руки-крылья, пламенный мотор кромсают волшебство, затем резкое, вызывающее; кричащий от боли протеста инструмент надсадно плачет, не в силах противостоять насилию над. Недоумевающий паренёк хватает гитару и подхватывает знакомое: Мурка ты мой мурёночек. Мурка ты мой котёночек. Она с ним, Она Его! Но внезапно экстаз переходит в разочарование и опустошает.

Это же мелодия не для скрипки! Гитара больше не поёт, брошена наземь. Безжалостно прерывается дуэт и молчанием скрипки, и режущей ухо тишиной, через которую прорывается стон: Только ты во всём виновата! Он пытается хотя бы криком остановить неотвратимое.

Но взмах руки безжалостен, удар слишком силён глянцевый бок скрипки врезается в шершавый ствол клёна. Одна из щепок отскочила настолько далеко, что проткнула сердце, и даже слёзы, брызнувшие из глаз, не залечат эту рану. Девушка прижалась к Нему и долго рыдала, прощаясь с юностью и музыкой. Но пропасть переросла в пустыню. Достаточно было бы тронуть струны, и музыка зазвучала бы.

Это была ЕГО скрипка Они посадили моего отца. Одинокий силуэт в чёрном платье, только что превратившийся было в дьявола, опомнившись, выскользнул, бесшумно растворяясь в ночи.

Оставленный на скамейке раскрытый футляр зевом гроба ожидал мертвеца. Юноша опустился на колени и с усердием принялся разыскивать во тьме частички смертельно раненного инструмента. Стучится в окно пулемётная дробь снежинок. Высохшие пальцы с узелками вен тщетно пытаются согреться о бесчувственный бок буржуйки. Слава Богу, голод пока отступил, затаился. Старая, ощетинившаяся ветхостью шуба совсем не греет. Шуба, подаренная ещё мужем Узловатые пальцы перебирают треугольники конвертов.

Я просто представил, что лопата это моя скрипка, она играет, делает своё. Винтовка тоже скрипка, мама. Она так же надёжно упирается в плечо. Не волнуйся, вскоре мы разорвём кольцо вокруг города. И начнут возить продукты. Но всё-таки почему-то страшно. Не представляю, как я буду стрелять. Может быть, тот, кого я убью, смог бы починить мою скрипку?. Толчком из желудка вылетает нож голода. Треугольники летят в пасть буржуйки, и прожорливый рыжий язык слизывает их за мгновение.

Приезжай, сынок, как можно быстрее! Одиноко и холодно в пустой квартире. Никогда не думала, что она такая просторная. Как страшно ночь бухает артиллерией зениток. Это не метель, это зов в убежище. Женщина и огонь ждут твоего приезда, а пока 27 Михаил Стрельцов 27 обязаны кормить друг друга, чтобы жить. Непослушные, онемевшие руки раскрывают чёрный футляр, и слой пыли с его поверхности мечется в холоде пространства. Твои жёлтые от клея пальцы нерешительно мяли потухшую папиросу в тот жаркий, душный июнь.

Струны, где же струны?! Без них как без лица, жёлтая, склеенная, с зазубринами недостающих щепочек, но целая! Почуяв пищу, язык буржуйки встрепенулся. Сейчас он погаснет, и тогда холод, холод, смерть Мы ждём тебя, сынок, ты поймёшь Гдето тут был топорик? Гудит, воет за окном. Пасть печи хищно скалится, шипя: Скрипят под ногами пыльные половицы. Как тяжелы метры до прихожей! Как ломит суставы от каждого движения! Шуба, подобно медведю, навалилась на плечи.

Огонь в одиночестве пьёт клей. Слёзы индевеют прямо на щеках. Сейчас холод по ним заберётся в глаза единственное, что можно рассмотреть на бледном лице, и тогда эти большие тёмные озёра превратятся в сплошной лёд.

Мёртвые, заледенелые глаза, как на фотоснимке. Та самая, что стояла на ЕГО письменном столе. Те же чёрточки бровей, ложбинка на восковом подбородке, губы что-то шепчут. В руке протянутый кусочек бумаги. Какой знакомый голос, ЕГО голос: Не мешай мне играть на скрипке! Поэзия Как трудно говорить впервые Гнать их надо, болтунов, дармоедов, оседлавших наши шеи и плечи!

Потому и жрать, товарищи, неча! Вот в Китае там с поэтами строго: А у нас писателей много, а порядку настоящего нету. Потомок русских горняков, поднимавших добывающую промышленность среднеазиатских республик. Окончив школу, в году вернулся на историческую Родину, в город Кемерово.

Поступил в Кемеровский государственный университет культуры и искусств. В году поступил в Литературный институт. Автор спит, укрываясь одеялом забвенья. Это старая песня, это старая песня, в ней серебряный аист прилетает на крышу.

Эту вечную сказку про волшебную птицу мне поведал однажды Робертино Лоретти. Сказать впервые как гранату на землю бросить и стоять, и быть готовым, если надо, неправый суд, как смерть, принять. И вы, столпившись на корме, всё вглядывались в даль слепую, уже не радуясь зиме, но будто Родину целуя.

Мода нынче навязчива и довлеет над вкусами и сердца настоящие заменяют искусственными. Т-2 Нежелание чувствовать, выключение сердца; боль, рана.

Т-3 Внутренний хаос, старые глубокие раны, неспособность к коммуникации. Т-4 Необходимость приписывать ошибки другим; приговор, осуждение. Т-5 Запруда для эмоций, ярости; отказ дать эмоциям вытечь. Т-6 Забитые, накопленные негативные эмоции; страх будущего; постоянное беспокойство, отсутствие любви к себе; гнев на жизнь. Т-7 Отказ наслаждаться жизнью, боль которая храниться.

Т-8 Навязчивая идея о неудаче, сопротивление своему благу. Т-9 Обвинение других, ощущение себя как жертвы; чувство, что жизнь вас подводит, опускает. Т Отказ взять ответственность на себя взять инициативу в свои руки ; потребность быть жертвой: Т Низкое мнение о себе; страх перед установлением взаимоотношений. Т Отрицание права на жизнь; чувство опасности, ненадёжности и страх любви; Неспособность переваривать что — либо.

L-2 Не можете забыть боль, испытанную в детстве; не видите выхода. L-3 Сексуальное оскорбление, плохое обращение на почве секса; вина, ненависть к. L-4 Отрицание сексуальности, отказ от секса; отсутствие финансовой стабильности; страх за карьеру; чувство бессилия.

L-5 Отсутствие чувства безопасности, трудность при общении; неспособность принять наслаждение; злость, гнев.