Молот благого ветра со знаком мартышки

Журнальный зал: Октябрь, №12 - Павел КРУСАНОВ - Укус ангела

Случайное зачарование. с печатью выносливости (Шанс: %) +10 к выносливости; со знаком силы (Шанс: %) +10 к силе; со знаком мартышки . Что же ты, мартышка, сперва просишь, а потом кланяешься? Ветер прохладен, и ясное небо безбрежно, Радость спокойная в светлых просторах .. Волна в него стучится, словно молот, И в недра скрытые просачиваясь, холод . Сильный не ведает страха И не знаком ему горький позор. не, самых благих намерениях своих противников. Партийные Полковник сделал наганом знак: сойти! — В дом .. кулачок, лицо мартышки, выразило безумный ужас. — К черту .. молодые, тугие, выдубленные ветром, прожаренные солнцем. молот, и грохнул о прилавок, — запрыгали все гирьки.

Да-да, это он про Primavera Sound У Энди Шеуфа, проведшего детство на ферме в канадском Саскичеване, схожий с Алексом опыт, схожий высокий вокал, цепляющие мелодии и экзистенциальная грусть лирики. Отличает его обильная христианская символика текстов - Энди вырос в религиозной семье - и забавный акцент a la американская-глубинкае; всё это выводит его музыку за рамки bedroom pop и делает реверансы в сторону кантри и госпела.

Да и выглядит он со своими длинными волосами как проповедник новых истин. У нас на очереди одни из хэдлайнеров фестиваля Primavera Sound - коллектив, активно эксплуатирующий в своей музыке животное начало. Три весёлых друга - Панда, Геолог и Аватар - погоняют в хвост и в гриву изрядную коллекцию синтезаторов, сэмплеров, гитар и перкуссии, в качестве вокала добавляя "грустное мычание, бодрое рычание и дружеское ржание".

Как вы догадались, речь идёт об Animal Collective. Зверики из Америки выступят в барселонском Parc Del Forum 3 июня. Animal Collective Нет смысла заострять внимание на биографии коллектива - они действительно входят в десятку главных имён Примаверы, да и в России их хорошо знают и любят - особенно после незабываемого концерта в московском клубе "Апельсин" ровно 10 лет.

В феврале этого года у Animal Collective вышел десятый студийный альбом Painting With на вышеупомянутом лейбле Domino на одном из треков, к слову, засветился легендарный Джон Кейл, один из основателей The Velvet Underground.

Давайте посмотрим последнее на данный момент вменяемое видео Monkey Riches о верёвочном человечке жуть! Список участников Primavera Sound продолжает группа, чьё название лучше бы подошло для провинциального автосервиса сход, развал, вот это всё. Трио Autolux существует с года в режиме нехватания звёзд, на бэкграунде андерграунда - но при этом они регулярно записываются и играют с такими персонажами, как Том Йорк, Трент Резнор, Джек Уайт и ПиДжей Харви последняя, к слова, привозила в м Autolux в Россию в качестве разогревающего состава.

У них есть всё, за что мы любим инди - раздолбанное жужжание гитар, чёткая, как пацанчик, ритм-секция и обескровленный, субтильный вокал. Но всё же душа, сердце и изюминка группы - Карла Азар, девушка за барабанами и у микрофона, умудряющаяся выбивать конечностями почти краут-роковую машинерию и параллельно петь милейшим голоском видавшей виды троечницы. Карла - та самая дикая французская барабанщица из незабываемой кинокартины о безумном музыканте "Фрэнк" с Майклом Фассбендером в главной роли.

В Барселоне трио выступит 4 июня в Park del Forum. За месяц до начала фестиваля список хэдлайнеров пополнился ещё одними ветеранами из нулевых — австралийскими электронщиками The Avalanches.

The Avalanches неоднократно обещали выпустить новый альбом, но только в этом году после внезапного объявления об участии в нескольких фестивалях в Европе, Австралии и Японии появилась надежда, что новый материал сведён и готов к выпуску — впрочем, официальной информации об этом пока.

У Примаверы наконец-то появилось расписание. Обычно это повод посыпать пеплом укушенные локти - частенько нужные тебе артисты играют параллельно на разных площадках, но на этот раз вроде совсем уж смертельных совпадений. Ну разве что AIR vs A. В-С Продолжаем обзор участников фестиваля Primavera Sound Если сказал "Эй", нужно говорить "Би" - и у нас на очереди коллективы, чьё название начинается с этой двусмысленной литеры. Начнём с ветеранов лизергиновой сцены, апологетов нечёсаного гитарного звука и двадцатиминутных медитаций на оном - филадельфийцев Bardo Pond.

Вот уже четверть века эти отважные исследователи пограничных состояний сознания, позаимствовавшие название из тибетской "Книги Мёртвых", делают своё нехитрое, в общем-то, дело психоделического шугейзинга.

Путь в чарты и горячие радиоротации таким коллективам, как правило, заказан - зато у Bardo Pond на счету десяток студийных альбомов на таких уважаемых лейблах, как Matador, ATP и Fire Records. К сожалению, за неделю до фестиваля было объявлено, что Bardo Pond не приедут в этом году. Как обычно, на Примавере выступит много местных молодых музыкантов - для многих это шанс заявить о себе и вписать в резюме строчку типа "мы были на разогреве у!

Для кого-то это будет вершина карьеры, а кто-то вернётся через несколько лет в качестве хэдлайнера. Отмечу симпатичную столичную команду Baywaves, играющую, по собственному утверждению, "гипнопоп".

На сегодня мадридцы могут рассчитывать лишь на звание эпигонов истинных гипножаб Tame Impala, но кое-какое достижение у них уже есть - в апреле их трек Time Is Passing U By попал в десятку самых виральных композиций онлайн-радио Spotify.

Дуэт Beach House нельзя обойти вниманием хотя бы потому, что у него тысяч подписчиков на Facebook. Обладательница низкого унисекс-голоса Виктория Легран и гитарист Алекс Скалли делают достаточно примитивную музыку - в основном их треки состоят из четырёх аккордов, сыгранных на атмосферных клавишах под драм-машину, и незатейливых мелодий. Но эти пьески очень чётко попадают в аудиторию - тинейджеров преимущественно женского полатворческих, романтичных, странных, непонятых родителями и сверстниками, скучающих и ожидающих Чуда, которое вот-вот наступит и изменит мир вокруг Посмотрите клип Lazuli - он вполне передаёт эти ощущения.

Увы, если ты не девственница-самоубийца, слушать эти меланхоличные опусы решительно невозможно. Впрочем, у Beach House есть удивительная вещица под названием Myth - она звучит как кавер какого-то прекрасного хита х, но какого именно, память-распутница отказывается признаться. Бен Уотт, половинка некогда успешного семейного дуэта Everything but the Girl, пару лет назад он решил тряхнуть стариной и выпустить сольный альбома.

В отличие от Beach House, Уотт совершенно не в теме и не в тренде - его композиции лиричны, но до зевоты старомодны и пафосны. Месяц назад у него поспела ещё одна пластинка, но увы - это тот случай, когда старый конь только портит бороздки на поверхности диска.

Из уважения к сединам смотрим трогательный клип Бена Уотта Gradually. А вот сайд-проект одного из основателей Portishead - зуб даю, что он порвёт барселонскую публику на сэмплы.

Описать это чудо довольно сложно - что-то вроде "Бристоль встречает Кёльн" или, проще говоря, трип-хоп встречает краут-рок. И это вовсе не восстание живых мертвецов - музыка, популярная в е и в е, естественным образом снова стала актуальной в е. У него свой лейбл Invada Records, он продюсирует различные проекты и пишет музыку к фильмам, например, к оскароносному Ex Machina Алекса Гарлэнда.

Насчёт Гиббонс, конечно, шутка - Portishead активно существует в фестивальном пространстве, в прошлом году они выступили на одной сцене с Томом Йорком, а в этом попали на саундтрек к "Высотке" с кавером на хит ABBA - S. Если самые известные вещи Portishead были созданы на основе чужих сэмплов и неизменных пластиночных скрэтчей, то здесь Бэрроу устраивает себе маленькую "Догму" и записывает музыку исключительно живьём, с импровизациями и без наложения дорожек.

Лет тридцать назад, справедливо заметив, что на музыкальной сцене творится "скучища анафемская" вольный перевод названия коллективаэти звуковые камикадзе закатали рукава и взялись за. Первая инкарнация называлась Hanatarash и больше запомнилась тотальным беспределом на сцене - уничтожением инструментов, унижением публики, расчленением дохлых кошек с помощью мачете и, как апофеоз, снесением клуба бульдозером к счастью для нас, харакири не стало фирменным знаком участников группы.

Затем экстрим поведенческий у Boredoms плавно перекочевал в экстрим музыкальный и текстовый не будем здесь приводить название их первого релиза. Брутальная смесь нойза, панка и хардкора быстро выкипела за пределы Японии, и уже с конца х самураи начинают сотрудничать с Sonic Youth, Nirvana, Стивом Альбини и, конечно, падким на подобные вещи Джоном Зорном. К чести группы, они не зацикливаются на одном стиле; каждый новый альбом - эксперимент в новом направлении.

Эта особенность вкупе со страстью к нарушению различных табу ставит Boredoms в один ряд с Merzbow, Майком Паттоном и Naked City того же Зорна. Вообще на японской авангардной сцене подобные коллективы возникают регулярно. В некоторой степени все они олицетворяют собой коллективное подсознательное Страны восходящего Солнца, старательно демонстрирующей миру совсем другое лицо - аниме, тамагочи и J-Pop.

Боб Маулд уже не похож на рок-героя — благородная седина окладистой бородки, клерковы очочки, многомудрая лысина — но он из тех крепких стариков, которые не теряют с возрастом напор и драйв.

Музыкальный стиль Боба постепенно трансформировался из панковского хардкора в пауэр-поп и мелодичную альтернативу - и это не худший вариант для действующего рокера на шестом десятке жизни. А вот с Заком Кондоном, лидером проекта Beirut, история прямо противоположная. Он дебютировал как музыкант ещё в тинейджерском возрасте, в одиночку записав гениальную пластинку Gulag Orkestarвдохновлённую путешествием по Европе.

Её основа, балканский фолк, пропущена через мясорубку американского инди-мышления, явив миру один из самых причудливых и запоминающихся альбомов нулевых. Кстати, Кондон, у которого предки были с Балканского полуострова, отлично играет на тромбоне, трубе и ещё дюжине инструментов. Дальше всё пошло по накатанной - банда профессиональных музыкантов под боком, попадание последующих релизов во все мировые чарты и, конечно, нескончаемые гастроли.

В м Зак сломался, не выдержав испытания славой - развёлся с женой, прекратил сочинять новую музыку и, в конце концов, попал в больницу. У этой истории счастливое продолжение - Кондону помогла новая любовь. Он осел в Нью-Йорке, собрался с духом и через не могу стал писать новые композиции. Формально это ему удалось - новый диск No No Noвыпущенный на авторитетном лейбле 4AD, вернул молодого человека в строй.

Но на деле - увы; обезжиренные, обезжизненные песни с последнего релиза лишь отдалённо напоминают былой Beirut посему предлагаю послушать треки с его первого альбома. В свои тридцать Зак звучит как видавший виды дедуля.

Как жертва собственных медных труб. Рулит в ней похожий на вытянутого по вертикали Энди Уорхола харизматичный двухметровый доходяга - возможно, кто-то из вас помнит его по эпизодической роли дружка умирающего от СПИДа героя Джареда Лето в "Далласком клубе покупателей".

Речь о Брэдфорде Коксе, бонвиане и недоиконе стиля инди, обладателе высокого хрупкого голоса и недюжинного мелодического таланта. Кокс выступит в Барселоне и сольно, и с самым известным из своих проектов - Deerhunter. Из этой же тусовки друзья Кокса по Атланте, городская банда Black Lips. На Primavera Sound музыканты, помимо обычного электрического выступления, устроят DJ-set.

Косвенное отношение Брэдфорд Кокс имеет и к новому берлинскому образованию Cavern Of Anti-Matter, производящему самый натуральный space-kraut-rock. Это новое детище Тима Гейна, основателя ныне, увы, не существующих Stereolab. Ещё один инди-герой, на сей раз из северных штатов Америки, запустил свою карьеру, как и Alex G, с помощью сервиса Bandcamp. Стеснительный летний очкарик Уилл Толедо на фото с улыбкой записывал вокал к своим первым песням на заднем сиденьи своего авто - потому и назвал проект Car Seat Headrest.

Всего лишь дюжина альбомов и сотня треков за ударную творческую пятилетку - и вот уже услужливые клерки из Matador Records стоят у порога, протягивая для подписи контракт. А 20 мая у новой звезды лоу-фая выходит новый, й! Посмотрим миленькое видео с убийством лидера коллектива. Car Seat Headrest Девушки поют На Primavera Sound будет много девчачьего дрим-попа - не всё ж суровые мужские гитарные запилы слушать.

Лидирует в рейтинге "Девушки поют" прекрасная половина дуэта Chairlift Каролина Полачек, американка со славянскими корнями, огромными синими глазами, косой до пояса и, судя по клипам, великолепной хореографической подготовкой. История возникновения Chairlift необычна: Каролина с друзьями сочиняла музыку для домов с привидениями - завывания в микрофон, первые эксперименты со звуком, вот это всё. Но почему-то в результате получались довольно мелодичные песни, на которых группа в итоге и сосредоточилась.

Там же вышли и последующие релизы Chairlift, в том числе свеженький январский Moth. Любовь к классике помогла Рэйчел стать лучшим европейским композитором года за саундтрек к лесбийской артхаусной драме "Герцог Бургундии". Джулия Холтер - девушка с характером из Лос-Анджелеса. Её первые два диска были вдохновлены искусством Древней Греции и назывались "Трагедия" и "Экстаз".

В целом её творчество, конечно, не ограничивается заявленными рамками dream pop и местами граничит с арт-роком, что доказал последний её релиз Have You in My Wilderness.

Трио выпускается на уже упоминавшемся мной солидном инди-лейбле 4AD - их новый альбом Not to Disappear вышел совсем недавно, в январе.

У Нао незаурядные вокальные данные, что выгодно отличает её от прочих инди-исполнителиц. Посмотрим запоминающийся клип Bad Blood, отсылающий, да простите мне такое сравнение, к великому "Сталкеру" Тарковского. Также в женском хит-параде Примаверы: Аутсайдеры и хэдлайнеры Особое внимание уделю команде, которая не относится ни к хэдлайнерам, ни к звёздам второй величины - название это скромно вписано мелким шрифтом среди прочих равных.

Но если вам скажут - эй, чувак, в музыке 7 нот, из которых уже слеплено всё, что только можно, ничего нового никто никогда не придумает - швырните в него этой ссылкой, да чтоб искры из глаз. В канадских чащобах появилось нечто дикое, странное, необъяснимое в привычных околомузыкальных терминах, жутковатое в своей необъяснимости, а потому необыкновенно притягательное. Чем дальше продираешься через эти дебри, тем сложнее остановиться - да и пути назад уже. Suuns нарушают все законы - поджигают хорошо темперированный клавир, запускают параллельно несовместимые ритмы и звуки, а про вокал Бена Шеми хорошо сказала журналист Смирнова Маша: Четверо великих небесных полководцев, получив это повеление, тотчас покинули дворец Чудотворного неба и, обратившись к Сунь У-куну, сказали: Безгранична милость Нефритового императора!

Когда ему сообщили, что во всех небесных чертогах не нашли ни одного духа, помышлявшего о греш ной земле, он повелел, чтобы ты сам отобрал несколько небесных полководцев и отправился с ними изловить чудовище.

Сунь У-кун понурил голову, задумался, а затем сказал: Помнится, когда я учинил буйство в небесных чертогах, Нефритовый император отрядил против меня сто тысяч небесных воинов, они расставили по всему небу силки, а на земле—капканы, и что бы вы думали? Не оказалось ни одного полководца, осмелившегося померяться силами со мною. И уж только потом был выслан против меня Малый мудрец — по имени Эрлан.

Вот он оказался достойным соперником. Но ведь это чудовище равно мне по силе. Как же можно с такими ничтожными силами рассчитывать на успех?

Небесный полководец Сюй Цзин-ян ответил ему так: А ты, что же, хочешь нарушить волю императора? Отбери-ка по своему желанию небесных полководцев, чтобы хоть из-за этого не произошло никаких задержек и недоразумений!

Сунь У-кун наконец смирился. В самом деле, не пристало мне нарушать повеление императора. И кроме того, я не могу, ничего не добившись, уйти отсюда. Получится, что зря я потревожил вас, попросив доложить обо всем Нефритовому императору. Так и быть, пусть пойдут со мною полководцы, небесный князь Вайсравана и его наследник Ночжа. У него есть оружие, которым можно покорять злых духов, пусть возьмет пока его с собой, а когда спустимся на грешную землю и схватимся в бою, посмотрим, как оно действует.

Если нам повезет и мы сможем схватить чудовище, это будет огромным счастьем для меня; ну, а если нас постигнет неудача, придется придумывать что-нибудь другое.

Шаман всея Руси 1. Ветер с итиля

Наставники подробно доложили Нефритовому императору о том, что решил Сунь У-кун. Император тотчас же приказал небесному князю вместе с наследным сыном своим возглавить отряд небесных воинов и оказывать Сунь У-куну помощь. Небесный князь, получив это повеление, явился к Сунь У-куну. А Сунь У-кун тем временем, обращаясь к полководцам, говорил: Но есть еще дело, о котором я буду просить его небесное величество побеспокоиться.

Мне необходима будет помощь двух повелителей Грома и Молний. Когда небесный князь вступит в бой, нужно, чтобы повелители Грома и Молний находились по краям тучи и метнули громовые заряды, которые поразят чудовище насмерть, пригвоздив его над воротами пещеры. Ничего лучше, мне кажется, не придумаешь. Небесные полководцы со смехом воскликнули: И доложили еще раз об этом Нефритовому императору.

А тот велел передать в палату девятого неба приказ, повелевающий властителям Грома и Молний действовать заодно с небесным князем, общими усилиями изловить чудовище и выручить пострадавших. И вот, сопровождая небесного князя и Сунь У-куна, все направились к Южным небесным воротам. Не прошло и минуты, как они прибыли к месту назначения. Название свое она получила потому, что пещера в ней действительно походит на шишак. А сейчас давайте обсудим, кому первому выйти и вызвать на бой чудовище.

Небесный князь, встав на край облака, выстроил небесных воинов на южном склоне горы и доложил: Он ведь в свое время покорил девяносто шесть демонов — обитателей пещер. Он хорошо владеет всевозможными способами превращений и, кроме того, при нем есть оружие для покорения демонов. Пусть он идет и вызывает на бой чудовище.

Я сейчас же вернусь! А наследник, весь дрожа от нетерпения, преисполненный храбрости, спрыгнул вместе с Великим Мудрецом с высокой горы, и они вместе направились к пещере. Однако ворота оказались крепко запертыми, а под скалой не было никакого злого духа. Тогда Сунь У-кун выступил вперед и закричал: Живее отворяй ворота и верни мне моего наставника! Маленькие бесенята-привратники, увидев Сунь У-куна, побежали доложить: Сунь У-кун привел с собою какого-то юнца, они вызывают тебя на бой!

Видимо, он выпросил себе подмогу и явился сюда! Затем, с длинным копьем в руках, правитель демонов вышел из ворот. Там стоял юноша с удивительно нежным лицом, но возмужалый и сильный. С алым кораллом схожи юноши губы, Яшмовый лик его полной луне подобен, Светятся серебром крепкие белые зубы, Очи метают молнии, взор их жесток и злобен; Над переносицей гневно смыкаются брови, Гладкий лоб перерезан морщиной суровой; Пояс его, расшитый огнем, полыхает, Солнце играет в парче золотистой халата; Гладью зеркальной своею лучи отражают Непроницаемые, драгоценные латы.

Ростом он был невысок, но казался прекраснее многих Видом достойным и мужеством черт своих строгих. Тут повелитель демонов рассмеялся и спросил: Зачем ты явился к моим воротам и кричишь здесь? Я получил высочайшее повеление от Нефритового императора схватить. Повелитель демонов пришел в ярость: Да, я и есть тот самый повелитель демонов, который поймал святого монаха. Однако на что ты, юнец, способен, что позволяешь себе столь дерзко говорить со мною?

Отведай, каково мое копье! Но тут наследник взмахнул своим волшебным мечом, разящим демонов, и ринулся навстречу врагу. Не успели противники схватиться, как Сунь У-кун побежал к склону горы и крикнул: Живей от- правляйтесь к месту боя и сразите злого духа, помогите наследнику справиться с чудовищем.

Оба повелителя — Дэн и Чжан — оседлали тучу и уже готовы были метнуть гром и молнию, но вдруг увидели, что наследник стал трехголовым с шестью руками, и, вооруженный шестью разными видами оружия, несется на чудовище, собираясь зарубить его; чудовище тоже стало трехголовым и шестируким и теперь уже отбивалось тремя длиннющими копьями.

Тогда наследник снова прибег к волшебству и метнул в чудовище копья, мечи, словом, все, что у него. Меч, сокрушающий дьяволов, Нож, поражающий дьяволов, Пест, превращающий дьяволов в прах, Аркан, повергающий в трепет и страх, Дивный ковер, взмывающий в небеса, И огненный обод волшебного колеса.

При этом наследник крикнул: Но тот ничуть не оробел. Одной рукой он выхватил ослепительно белый обруч и подкинул его с возгласом: Одержав победу, повелитель демонов вернулся восвояси. Между тем повелители Грома и Молний Дэн и Чжан, ухмыльнувшись про себя, сказали: Если бы это случилось, как предстали бы мы перед владыкой неба? Тут оба они надавили на передний край облака и сразу же очутились на южном склоне горы, догнав наследника. Сунь У-кун, который, посмеиваясь, стоял в стороне, вступил в разговор: Что представляет собой этот обруч, — вот что хотелось бы узнать.

Хорошо бы выловить чудовище его же собственным обручем. Тут Ночжа с досадой сказал: Мы потерпели поражение, чем я весьма огорчен и раздражен, — ведь все это делалось ради тебя; как же тебе не стыдно подшучивать? Что все это значит? Тогда небесный князь молвил: Только знайте, пока мы не справимся с этим обручем и не найдем лучшего оружия, чудовища нам не схватить.

Ведь не зря говорят: Услышав это, Сунь У-кун сказал: Обождите меня здесь, в укромном местечке, а я мигом слетаю на небо и сразу же вернусь! Повелители Грома и Молний Дэн и Чжан в один голос спро- сили: Я пойду к небесным воротам, пройду во дворец Красных цветов и буду просить его обитателя — повелителя звезд Огненной доблести пожаловать сюда и напустить огня на чудовище. Может, удастся превратить в пепел его волшебный обруч, тогда дело будет сделано. Во-первых, мы сможем забрать все наше оружие и вернем его вам, чтобы вы с честью возвратились на небо; а во-вторых, избавим от страданий моего наставника.

Эти слова очень понравились наследнику Ночжа, и он сказал: Прошу тебя, Великий Мудрец, отправляйся поскорей. А мы будем пребывать здесь в почтительном ожидании. Сунь У-кун скользнул по волшебному лучу и мгновенно оказался у Южных небесных ворот. Тот же Широкоокий князь и четыре полководца вышли ему навстречу и приветствовали его: На это Сунь У-кун отвечал им: Но в первой же схватке злое чудовище уволокло все наше оружие.

Теперь я спешу во дворец Красных цветов, где буду просить помощи у его обитателя — повелителя звезд Огненной доблести. Полководцы не осмеливались задерживать Сунь У-куна и впустили его в ворота. У дворца Сунь У-кун увидел целую толпу воинов огня, которые поспешно кинулись во дворец с докладом: Тогда обитатель этого дворца, по имени и званию повелитель звезд Огненной доблести, оправил свои одежды и вышел из ворот встретить Сунь У-куна как дорогого гостя.

Введя его в свои покои, он сказал: Вот я и явился к тебе за помощью: Когда Ночжа появился на свет, он сразу же покорил дьяволов — обитателей девяноста шести пещер. Вот у него огромная волшебная сила; и если Ночжа не сможет одолеть чудовище, то где уж мне, слабому, тягаться с ним! Какая может быть надежда на меня!

Чудовище это обладает всего лишь волшебным обручем, который похищает все, что есть у его противников. Не знаю, что это за драгоценность. Вот поэтому небесный князь просит тебя взять своих огненных воинов, спуститься вместе с ними на грешную землю и сжечь дьявола. Тем самым ты избавишь от страданий моего наставника! Услышав эти слова, повелитель звезд Огненной доблести тотчас отрядил волшебных воинов, которые вместе с Сунь У-куном явились на южный склон горы Золотой шишак, где и произошла встреча с небесным князем и повелителями Грома и Молний.

Как только он начнет действовать обручем, мы тут же бросимся на него, а повелитель звезд Огненной доблести поведет своих воинов и сожжет чудовище. Повелитель звезд Огненной доблести вместе с наследником небесного князя, обоими повелителями Грома и Молний встали на высокий горный пик и начали вызывать чудовище на бой. А в это время Сунь У-кун прибыл ко входу в пещеру Золотой шишак и стал кричать во все горло: Верните мне сейчас же моего наставника!

Духи-привратники бросились докладывать своему властелину: Чудовище с толпой духов вышло из ворот и, увидев Сунь У-куна, крикнуло: Кого же на этот раз ты привела с собой и с каким оружием? Небесный князь, услышав эти слова, закричал: На это чудовище со смехом отвечало: Уж не вздумал ли ты заступиться и отомстить за своего сына и заодно отнять у меня захваченное оружие? Сейчас познакомишься с моим мечом.

Но чудовище уклонилось от удара, вытащило длинное копье и ринулось навстречу небесному князю. И вот у пещеры разгорелся жаркий бой. Вы только послушайте, как они сражались! Небесный князь рубил ножом так быстро, Что раскалялось лезвие его И сыпало блистающие искры А дьявол не страшился ничего Копье железное в руке его могучей Сверкало, словно молния, огнем, Тяжелым древком рассекало тучи И облака пронзало острием.

Один был до зубов вооружен И запугать противника пытался, Другой, великим званьем умудрен, Освободить наставника старался И для того не к силе обращался, А к чувствам, полным кротости благой, Связующим людей между. Однако, встретив лишь угрозы да упорство, Он с дьяволом вступил в единоборство. И вот, волшебным пользуясь уменьем, Низринул князь на недруга каменья, Песчаный вихрь в глаза ему пустил. Но дьявол, не испытывая страха. Окутался завесою из праха, И землю от небес отгородил, Так, что из-за густого слоя пыли Они совсем невидимыми.

Но камни и песок его не достигали, А лишь в волшебный обруч попадали. Итак, друг друга одолеть спешили Противники, не зная снисхожденья, И, вознося всевышнему моленья, Владыку всемогущего просили, Чтоб ниспослал врагу он пораженье. Между тем Великий Мудрец, видя, как яростно сражаются противники, тотчас повернулся, вскочил на вершину горы и, обращаясь к повелителю звезд Огненной доблести, крикнул: И вы только взгляните.

Опьяненный битвой, дьявол выхватил свой обруч, но небесный князь успел заметить это и тотчас же выпустил благовещий луч, признал себя побежденным и бежал с поля боя. Тогда, находившийся на вершине пика, повелитель звезд Огненной доблести поспешно передал приказ всем своим подчиненным разом напустить огонь. Это было поистине ужасное зрелище! Вот что написано об огне в канонической книге: В южных краях повелитель огня обитает, Властью своею он звездный огонь направляет: Коль пожелает — покроются пеплом поля, Жаром объятая, воспламенится земля, И по веленью могущественного владыки, Каждый, направленный на неприятеля, луч, Молниеносно пронзая завесу из туч, Вмиг обратится в разящие стрелы и пики!

Духи пользовались самым разнообразным оружием. Вот с высоты с шумом и криком полетели огненные вороны; вершина горы была усеяна скачущими огненными конями. Парами забегали огненные крысы и огненные драконы. Крысы изрыгали огненные языки. Кругом на десять тысяч ли заполыхало кровавое зарево: Тогда выкатились огненные колесницы, раскрылись огненные тыквы, огненные знамена заколыхались от одного края неба до другого, а огненные палицы словно месили землю, достигая самых ее глубин.

Говорят, будто не было страшнее зрелища, чем то, когда Нин-ци стегал кнутом вола. Здесь было куда страшнее, намного страшнее, чем было Чжоу-лану в сражении у Красной скалы.

Подумать только, ведь это полыхал не простой, а небесный огонь, самый сильный огонь во всей вселенной. Он так полыхал, что даже бушующий от него ветер казался раскаленным докрасна. Однако чудовище ничуть не испугалось грозного огненного вала. Оно подкинуло вверх свой волшебный обруч, раздался резкий звук, и огненные драконы, кони, вороны, крысы, мечи, луки и стрелы разом очутились в обруче и были низвергнуты. А чудовище вернулось в свою пещеру и, торжествуя победу, убрало оружие.

Повелитель звезд Огненной доблести, держа в руке пустое древко от знамени, отозвал обратно всех своих полководцев и отправился на южный склон горы к небесному князю Вайсраване. Когда они уселись, повелитель звезд Огненной доблести обратился к Сунь У-куну с такими словами: Мне пришлось истратить на него все свои огненные припасы, однако напрасно.

Как же теперь быть? Вы пока располагайтесь тут поудобнее, а я слетаю, куда надо, и скоро вернусь. Тут небесный князь полюбопытствовал и спросил: Мне часто приходилось слышать о том, что вода может одолеть огонь.

Подождите пока я пройду в Северные небесные ворота и попрошу повелителя звезд Водной доблести залить водой пещеру злого чудовища, пусть он там захлебнется, черт этакий! Вот тогда и можно будет вернуть все ваши доспехи, которые он утащил.

Роман "Путешествие на Запад". Глава 51 - 60

Небесный князь одобрительно произнес: Однако Сунь У-кун бодро ответил: Если даже он захлебнется, я сумею воскресить. Мне только очень неловко, что я зря потревожил вас, а теперь еще заставляю ждать. Повелитель звезд Огненной доблести прервал Сунь У-куна: О, чудесный Сунь У-кун! Он снова подпрыгнул вверх и, перекувыркнувшись в воздухе, мигом очутился на облаке, которое понесло его прямо к Северным небесным воротам. Едва он поднял голову, как увидел Многосведущего небесного князя, который сделал шаг вперед и совершил приветственный поклон со словами: А ты что здесь делаешь?

Многосведущий небесный князь отвечал: Не успел он договорить, как появились еще четыре великих небесных полководца: Кан, Лю, Гоу, Би. Совершив поклоны, они пригласили Сунь У-куна выпить чаю. У меня очень срочное дело! С этими словами он распрощался со всеми священными привратниками и направился прямо во дворец Черных вод, где велел духам, служителям этого дворца, тотчас доложить о своем прибытии. Повелителю звезд Водной доблести было доложено так: Повелитель звезд Водной доблести, выслушав просьбу Сунь У-куна, немедленно велел осмотреть и проверить боевую готовность водных сил во всех четырех морях, пяти озерах, восьми реках, четырех потоках, трех великих реках и всех девяти их рукавах, а также всех князей-драконов из разных водных вместилищ, а затем, поправив головной убор и подпоясавшись, приосанился, вышел к парадным дверям, ввел Сунь У-куна в свои покои и сказал ему: Сейчас ведется проверка духов — обитателей всех великих рек, морей, озер и протоков, которая еще не закончена.

Нефритовый император соизволил сперва отрядить против чудовища небесного князя Вайсравану с его сыном. Они прихватили с собой еще двух повелителей Грома и Молний и спустились на грешную землю, чтобы изловить чудовище.

Но он подбросил в воздух волшебный обруч и поймал им все небесное оружие, которое князь Вайсравана обратил против. Мне ничего другого не оставалось, как отправиться во дворец Красных цветов и упросить повелителя звезд Огненной доблести возглавить войско огненных духов, чтобы спалить огнем чудовище.

Но чудовище опять пустило в ход свой волшебный обруч и уволокло в пещеру все огненное войско — огненных драконов, коней и всех остальных воинов. Тут я и подумал, что раз огонь не берет его, то уж наверное он побоится воды. Потому я и явился сюда просить повелителя звезд Водной доблести не отказать мне в милости и с помощью сил водной стихии помочь изловить этого оборотня, отнять у него оружие небесных полководцев и, наконец, выручить из беды моего наставника — Танского монаха. Повелитель звезд Водной доблести выслушал Сунь У-куна и тотчас отдал приказ почтенному духу — князю Желтой реки: Князь вод достал из своего широченного рукава маленькую плошку из белого нефрита и лукаво промолвил: Сунь У-кун недоверчиво покосился: Сколько можно набрать воды этой плошечкой?

А ты собираешься залить огромную пещеру и утопить в ней чудовище. Князь Желтой реки стал серьезным и сказал: Полплошки — это половина реки, а полная плошка — вся река! Сунь У-кун очень обрадовался и заявил князю: Затем он распрощался с повелителем звезд Водной доблести и вместе с почтенным князем Желтой реки покинул небесные чертоги.

Князь зачерпнул из Желтой реки полплошки воды и, следуя за Сунь У-куном, дошел до южного склона горы Золотой шишак, где поздоровался с небесным князем, его сыном-наследником, с повелителями Грома и Молний и повелителем звезд Огненной доблести.

Тут пошли рассказы о прошлых делах и событиях. Однако Сунь У-кун прервал завязавшийся было разговор: Пусть лучше князь Желтой реки последует за мной и обождет, покуда я буду вызывать чудовище из пещеры. Не нужно ждать, пока чудовище выйдет, — надо плеснуть воду под ворота: Я же выловлю тело моего наставника и попробую его оживить, думаю, что не запоздаю.

Князь Желтой реки, беспрекословно повинуясь Сунь У-куну, пошел вслед за. Они обогнули склон горы и направились по тропинке прямо ко входу в пещеру.

Сунь У-кун громко крикнул: Духи-привратники, охранявшие вход в пещеру, услышав голос Сунь У-куна, поспешили к своему хозяину и доложили: Чудовище-мара взяло свой волшебный обруч, вооружилось легким копьем, пошло к каменным воротам пещеры и с грохотом распахнуло.

Князь Желтой реки сразу же плеснул из своей плошки прямо в пещеру. Оборотень, увидев, что в пещеру хлынули потоки воды, отбросил свое длинное копье, схватил обеими руками свой волшебный обруч и подпер им створки ворот. И вот огромная струя воды с ревом стала выливаться из пещеры.

МОЙ новый ЭКЗОТИЧЕСКИЙ питомец !

Это так напугало Сунь У-куна, что он, кувыркаясь, помчался вверх к вершине горы, увлекая за собой князя. Тем временем небесный князь Вайсравана и все остальные сопровождавшие его небесные полководцы запрягли облако и тоже умчались на нем к горной вершине, откуда наблюдали за бушующей водой, бешено низвергающейся из пещеры. Сперва воды совсем немного было, Ее едва б хватило на глоток. Какая же неведомая сила В одно мгновенье ока превратила Ее в неиссякаемый поток?

В потоке том — могущество воды, Возможности и счастья и беды; Воистину — вода великий чудотворец, Способный хоть с самой судьбой поспорить В деяниях негаданных, нежданных. Она полна и правды и обмана, Несет с собою жизнь и смерть в себе таит, Уничтожает вмиг то, что сама творит. Сейчас громоподобный грохот вод Недавнюю заполнил тишину: Их грохот потрясает небосвод, Рыча, как зверь, стремит волна волну, Затоплены поля, дороги и низины, В бескрайние моря превращены равнины Беснуясь, клокоча летит за валом вал, Увенчанный седым венцом из пены, Все хочет сокрушить, но неизменно Дробится, как стекло, о грани темных скал.

Под натиском воды гудит седой гранит, Волна в него стучится, словно молот, И в недра скрытые просачиваясь, холод Нефритовое сердце леденит. Каменья в щебень превратив, прибой Обломки самоцветов вымывает И, отступая, снова наступает, Чтоб с берегом вести ожесточенный бой.

Водоворотов смертоносна бездна, И там, где мирно зеленели склоны, Потоки низвергаются отвесно, Долины обращая в водоемы. При виде этого ужасного зрелища Сунь У-кун в страхе обратился к князю Желтой реки: Вода разлилась по всем низинам, затопила крестьянские поля, а пещера осталась сухой!

  • Укус ангела
  • Молот благого ветра
  • Роман «Путешествие на Запад». Глава 51 — 60

Что же нам теперь делать? И он стал торопить князя скорей собрать всю разлившуюся воду. Разве ты не знаешь поговорки: Между тем было видно, как из пещеры выскочило несколько бесенят, которые с воинственными криками, потрясая кулаками, засучив рукава, стали хватать палицы или пики, а потом принялись за веселые игры. Небесный князь задумчиво произнес: Сунь У-кун не мог сдержать вспыхнувшего в нем гнева и, размахивая кулаками, бросился к воротам пещеры на бесенят, которые кинулись бежать от.

Как есть самые Аредовы веки. Он уже исход земного века чуял, оттого и раскрыл мне, что передал ему последний, супостатами убиенный государь завещальную привеску. Самому ему не посчастливилось наследника сыскать, так пламенник ее мне отдал — чтобы я вручил помазаннику, если он на моем веку уродится. То был государь истинный и по той поре тайный. Жених, помазанник небесный, и есть тайный государь, а невеста — держава земная со всеми ее обитателями.

Вот только не всякий раз им повенчаться суждено — много на пути к алтарю терний. А если государь до алтаря дойдет, то через тот священный брак благодать небесная и земле передается.

Земля без царя есть вдова. Чем не властители державе? Сам собою он не родится. Так порой западает в сердце голос певца — не потому, что певец речет истину, и не потому, что голос его особенно могуч, а потому, что, имея волновую природу, голос этот способен срезонировать, вступить в тонкие отношения со слушающим, который, возможно, по природе своей тоже не более чем волна. Только отметина та простому глазу не видима.

Точно ангел его поцеловал —. Да не печально, а со страстью — с прикусом. К тому же у меня и привеска есть: Затем и землю русскую всю наискось исходил. Надо талисман ему передать.

Силы—то в привеске никакой нет, кроме той, что хочет она быть при хозяине. А раз так, то пусть государь ее и преемствует. Наше дело чуточное — принять да вручить, а дальше ему самому через буревал к алтарю дорогу торить. Тем временем бричка обогнула невысокий лесистый косогор, и вдали меж яблоневых куп показались крыши первых деревенских домов.

Прикрыв веки и отпустив вожжи, он, казалось, задремал на полуденном припеке. Некитаев помахивал прутиком и, елозя на козлах отсиженным задом, обдумывал слова старика. Воображение рисовало ему престранную картину — Георгий Победоносец в ангельском чине, широким веером, точно кречет над зайцем, распустив крыла, кусал за кадык не то Александра Ярославича, не то артиста, сыгравшего его в кино. На въезде в пустое сельцо бабы доили на выгоне у Порусьи буренок, мужики тоже чем—то черт—те где занимались Буяна дружно обтявкали две собачонки.

Жеребец в ответ даже не фыркнул. В канаве у деревенской улицы среди зарослей лабазника возились три поросенка, в которых лишь понаторевший в адвокатской казуистике английский ум мог заподозрить трудолюбие. Возле пруда тяжко топтались рыжелапые гуси.

Миновав опрятную часовенку с чудной гонтовой луковкой, бричка встала у дверей продовольственной лавки. Старик, театрально кряхтя, сполз на землю и поковылял к крыльцу. Иван, еще пребывая под впечатлением помстившегося наяву кошмара, тоже было спрыгнул на дорогу, но тут его отвлек странный писк на соседнем дворе.

Кадет привстал на козлах: Развеяв зрелищем этого детского Колизея нелепый образ хищного ангела, Некитаев поспешил за стариком. Внутри, облокотясь о деревянный прилавок, вполоборота к дверям стоял мужичок в пиджаке и картузе, явно из сельских разночинцев — не то телеграфист, не то землемер, не то учитель астрономии. Глядя на него, Иван вспомнил потешные истории о повыведшихся ныне социал—демократах, которые на своих конспиративных пирушках принципиально ели одну селедку.

Приказчик отвешивал мужичку в бумажный фунтик грушевую карамель. Похоже было, что старика в деревне неплохо знали,— разночинец уже о чем—то с ним оживленно спорил, а приказчик глупо и вовсе не по обязанности спору их улыбался. Ибо такова структура нашего подсознательного с его базовыми устремлениями — эросом и танатосом,— услышал Иван заключительный пассаж разночинца.

Кто первый осмелился лечить психику через сознание? Но что он понимает под эросом? Смутное влечение без конкретного объекта, ясной ориентации и даже без личности, переживающей это влечение. Подобное описание вовсе не универсально.

Наоборот, оно отображает совершенно особый тип сексуальности, свойственный сугубо женскому эротизму, симптомы которого внятно описаны еще Иоганном Бахофеном. Эрос у твоего дорогого доктора — это калька с психологического фона древних матриархальных культур, воспоминания о которых действительно сохранились в виде неуловимых теней в бессознательном. Однако Фрейд проводит странную идею, что матриархальный эрос угнетен, подавлен патриархальным комплексом, напрямую связанным с самосознанием и нравственными принципами.

Конечно, мужская эротика подавляет донные хаотические импульсы, привносит в их разнузданное буйство волю и порядок, что причиняет этим психическим силам некоторые неудобства. Но подобное насилие над матриархальным эросом не есть танатофилия и источник комплексов.

Напротив, это — акт созидательный, направляющий внутреннюю энергию на героическое действо, в чем бы оно ни проявлялось — в религиозной аскезе, в страстной любви, в духе воинственности или творческом усилии. Для него смерть есть полное и окончательное уничтожение, безнадежная гибель человека, который представляет собой сугубо телесный и однозначно временный психофизический организм.

Ведь сам непристойный характер фрейдистских толкований мог бы послужить указанием на печать дьявола и врата адовы, если бы люди не были так слепы и безразличны в наше темное время.

Карл—Густав ему и говорит: Тут Юнг его и срезал: Приказчик принес из кладовки ящик водки и удалился за следующим. Нет его в нашем человеке — и. Вернее, он в нем как бы перевернутый: Вспомни царя грозного Ивана Васильевича. Да и Петра с Алексеем, с русским нашим Гамлетом Или хоть крестьянина того, Морозова — помнишь, когда нашествие Бонапарта с армией двунадесяти языков на Русь случилось, он сына своего убил за то, что тот указал французским фуражирам, где отец овес от ворогов укрывал.

Опять же Гоголь Николай Васильевич когда—а—а еще сердцем эту тему понял и начертал пером благословенным: Так что над отечеством нашим комплекс Морозова витает, комплекс Бульбы его точит, а психоанализ русский — наука, которая ждет еще своего создателя А то ты не знаешь, что она за камелия? Когда Сулькин в прошлом годе на Ильмень в путину пошел, не ты ли огородами к Клавке шастал?

А кого у сулькинской бани под дымволоком застукали?! Обратно Буян тащился так, словно бричка отяжелела не на два ящика водки, а по меньшей мере к ней подцепили целый винокуренный завод. Впрочем, Иван не замечал дороги. Он видел и чувствовал мир по—новому, но как—то странно — словно ему поведали тайну, а он ее не расслышал.

Тибетский календарь 09'18

Сказать по совести, я был единственный, кого они держали за ровню. У пламенника должна быть тьма личин: Становиться иным и при этом не внушать подозрений. Кругом стояла тишина, звенящая от редкого лесного звука, словно она была налажена из тончайшего льда, в отличие от прочего вещества скрытного, всегда нацеленного мимо взгляда.

И я же говорю беззаботному мирянину: Однако завтра я стану иным — я нашел тебя, и больше меня здесь ничто не держит. За поворотом вот—вот должна была показаться ограда кадетского лагеря, но тут старик внезапно натянул вожжи, и Буян покорно встал, лениво тряхнув рыжей челкой. Старик пригнул голову, закинул руки на зашеек и снял с себя золотой кругляшок с ушком, в отверстие которого был продет цветной шелковый гайтан.

Кругляшок был не то литой, не то печатный, с рельефным солнышком на аверсе и тугощекой мордой льва на тыльной стороне. Старик протянул амулет Ивану. Кадет подставил ладонь, и кругляшок, ярко сверкнув в солнечном луче, упал ему в руку. От неожиданности Иван вздрогнул и едва не выронил подарок — золотое солнце было горячим, словно его подержали в кипятке, как английскую тарелку. Кровь тут ни при. Старик кисло сощурил лицо и вдруг дал кадету решительный подзатыльник.

Иван вскинулся, и глаза его гневно блеснули. Бунт воды за год до Воцарения Мерно качаясь в белом, обшитом золотым позументом паланкине, который несли на плечах выученные особой кошачьей поступи восемь телохранителей—носильщиков, луноликая фея Ван Цзыдэн, крещенная в далекой симферопольской церкви Татьяной, погружалась в глубокую воду воспоминаний.

За шифоновым пологом проплывали стены домов Старого города. Юркие турки, посмуглевшие на Босфоре русские, исконные греки, вездесущие армяне, левантинцы из Галаты и Перы и прочий стоязыцый народ Нео Рома, завидев двух рослых гвардейцев, вышагивающих перед паланкином, замолкали и почтительно сторонились к склонившимся над улицей домам. Таня вспоминала другое место и другое время, не очень давнее, но все же из той, прежней жизни, которая теперь казалась оконченной и навсегда уложенной под стекло,— из жизни тусклых страстей и робких жестов.

Она проводила лето в имении с десятилетним Нестором. Кругом дико цвела земля, по счастью, еще не переведенная на язык газонной цивилизации. Тогда, в разгар полупраздной грибной страды, бывший опекун и бывший уездный предводитель дворянства Легкоступов—старший, уже разменявший восьмой десяток, но по—прежнему пристрастный к воротничкам—стойкам, не вылезал с корзиной из леса.

Он сделался странен в тот год. Бывало, подолгу смотрел на деревья и. Иногда, вернувшись с ранней прогулки, он говорил за самоваром дулевской чашке: С какой прытью выкатывает из земли солнце! Однажды старик не вернулся из леса. Его искали две недели — окрестные мужики с лесниками, вызванный из Петербурга Петруша и отряженные приставом из уездной управы урядники. Но Легкоступов как в воду канул.

Уже грешили на волков, медведя, болотную пучину Жена предводителя извелась и слегла в горячке. А еще через неделю один крестьянин, скирдовавший на лесной поляне прочахлое сено, приметил у опушки пропащего предводителя, но тот, углядев косца, стремглав бросился в чащу. Мужик сходил в деревню, собрал народ, кое—кто прихватил охотничьих барбосов. Собаки след не взяли, но к вечеру мужики все—таки сыскали в гущине потаенный шалаш, а внутри —обросшего и обтрепавшегося дворянского предводителя.

Волосы на голове и в бороде его сделались похожи на шерсть кокоса, брови разрослись и ощетинились, глаза стали по—рысьи желты, а лицо потемнело. Он отбивался, но его скрутили и силком сволокли в усадьбу Некитаевых. Предводитель был странен и даже будто не в своем уме. Когда его, чумазого, отвели наконец в баню, то, к общему изумлению, выяснилось, что на старческом теле кожа повсеместно затвердела и местами словно взбугрилась корой.